Во Владивостоке вспомнили поэта Юрия Кашука и установили ему памятную доску

Накануне во Владивостоке открыли памятную доску дальневосточному поэту и писателю Юрию Кашуку (1937-1991). Мемориальную табличку установили на доме по адресу Уборевича, 6, где жил литератор.

На открытии памятной доски выступили литературный критик Александр Лобычев, директор краевой библиотеки имени Горького Александр Брюханов, писатель Борис Мисюк, поэт и издатель Раиса Мороз, поэт Юрий Кабанков и другие. Стихи Юрия Кашука прозвучали в исполнении поэта Ивана Шепеты.

В этом году Юрию Кашуку исполнилось бы 80 лет. Сегодня общепризнано, что Юрий Иосифович — заметная величина в русской литературе конца XX век, что он оказал значительное влияние на литературный процесс во Владивостоке и Приморье, и даже создал свою поэтическую школу.

Одна из известных его книг «Железная береза» была издана в 1989 году в издательстве «Советский писатель». Роман посвящен драматическим событиям гражданской войны на Дальнем Востоке. Повествование разворачивается на фоне экзотики Амурского края с элементами различных культур и верований и переплетается с местными легендами и былями.

Другая его книга «Месяцеслов» (вернее, ее изданная первая «зимняя» часть, вторая же не издана до сих пор) в 1986 году вошла в 100 лучших книг года, изданных в СССР. Из аннотации к книге: «Месяцеслов. Слово о русской зиме» Юрия Кашука – это своеобразная поэма, которая, соединяя в себе фольклор и авторскую поэзию, и прозу, в приметах, поверьях, преданьях и обрядах повествует о зимнем укладе жизни русского крестьянства. Книга открывает читателю удивительный мир великого творения народной культуры – Русского Месяцеслова. Охватывая период от Покрова до Масленицы, поэма знакомит с многовековыми традициями труда, семейной жизни и духовного мира русского народа»

Многие помнят также газету «Делин» («Деловая информация»), придуманную и организованную Юрием Кашуком – пожалуй, первое независимое СМИ в Приморье, выпущенное еще при абсолютной монополии газеты «Красное знамя». «Делин» стал и одним из первых акционерных обществ, на его базе вскоре образовалось и первое независимое телевидение «Восток ТВ», и кабельное телевидение, и «Восточная школа» и это еще не все.

«Он был искренне верующим коммунистом, хоть и исключённым из плотных партийных рядов. Правда, потом был восстановлен, иначе как бы он работал первым помощником капитана на научно-поисковом судне. Была такая  политическая должность на советских судах — помполит... — пишет о Кашуке писатель и переводчик Александр Белых.

Недаром организатором установки мемориальной доски стал краевой депутат-коммунист Андрей Ищенко, который нашел возможность профинансировать затею за счет программы «Дети войны».

Примечательно, что Юрия Кашука в свое время не приняли в Союз писателей и организация никак не участвовала в сохранении памяти поэта и писателя.

«Архив поэта не собран, — пишет Александр Белых, — Союз писателей  не стал заботиться о каком-то там владивостокском поэте. Он не был членом «ихнего» союза. Его туда не подпускали, не любили, какие-то идеологические грешки водились за ним, или из ксенофобии. После венгерских событий 1956 года за вольнолюбивое речетворство, за студенческий ропот против советских танков был изгнан из МГУ, с мехмата, и спасался бегством в  дальневосточной тайге. Империи он не оппонировал (если уместна эта параллель) как Иосиф Бродский в архангельской ссылке. Хотя они люди одного поколения. Говорят, что архив его ранних стихов до сих пор хранится у Натальи Солженицыной, в девичестве Стекловой, с которой он водил близкое знакомство в московскую студенческую пору. Напротив, он очень хотел вписаться в советскую систему ценностей.  Старался. По стихам видно, что старался. А другой-то не было. Кроме поэзии. И тут был разлад. Видимо, эти противоречия между системой и поэзией он старательно прятал».

Как писал сам Юрий Кашук в посвящении к «Месяцеслову», «…Нет ничего страшнее массы людей, лишённых духовной памяти, чем бы такое беспамятство ни было вызвано… Нравственных и общественных идеалов может достичь лишь общество, которое осознаёт себя продолжением предшествующего пути. Духовный опыт тысяч поколений только и может обеспечить развитие. Но сохранение этого опыта и его работа в живом сегодняшнем мире – дело, по многим причинам, непростое и нелёгкое».

***

Соединённые миры

Везде и всюду с нами —

Две милосердные сестры,

Забвение и Память.

 

Два ставня одного окна

И два крыла в полёт.

Из боя вынесет одна —

Другая в бой пошлёт.

 

Одна твердит тебе: родной!

Другая: дорогой!

И всё, что ведомо одной,

Неведомо другой.

 

Совместны воля и покой,

Как заводь и река,

И рядом с жаркою рукой —

Прохладная рука.

 

Юрий Кашук

1 thought on “Во Владивостоке вспомнили поэта Юрия Кашука и установили ему памятную доску

  1. О некоторых неточностях. Юрия Кашука никогда не исключали из коммунистической партии, он не бросал демонстративно партбилет, не плавал на научно-поисковом судне, но плавал на рыбодобывающих судах, его не изгоняли с мехмата Московского университета и он не спасался бегством в тайге… Владивосток — его родной город, он здесь родился и даже жил а младенчестве в здании краевого музея имени Арсеньева ( на самом верхнем этаже), а его арестованный отец строил Седанкинское водохранилище…. В 1941 его отец (Иосиф Кашук) добровольцем ушел на войну и погиб в августе 1941 года…. Много лет судьба его была неизвестна, он считался без вести пропавшим, лишь много позже установили, что он погиб в августе 1941 года, на Ленинградском фронте. .. Окончив с медалью школу, Юрий поступил на мехмат Московского университета… Он и многие его сокурсники были настоящие «Дети войны», голодавшие и истощённые, для таких в здании только что построенного Московского университета был специальный профилакторий, в котором подкармливали и подлечивали истощенных, которых спустя много лет назвали поколением «Дети войны»… Несколько таких истощенных студентов приехали во Владивосток, где жила семья Юрия (мама и два старших брата, вернувшихся с войны). Они работали в районных газетах, кто-то вернулся в Москву, закончив университет и став учеными, кто-то остался на Дальнем Востоке и много лет работал в журналистике…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *