Фактор первого снега: два десятилетия первый снегопад сезона вызывает транспортный коллапс Владивостока

Ноябрь 22, 2017    0

Известный владивостокский журналист Виктор Булавинцев написал специально для «Города В» о городе, снеге и причинах вечного транспортного коллапса:

Живя в городе нашенском уже третий десяток лет, одну и ту же картину наблюдаю едва ли не каждый год: в первый серьезный снегопад сезона краевой центр превращается в ад кромешный. Транспорт останавливается в глухих километровых пробках, на всех спусках-подъемах, из которых, в общем-то, состоит большая часть городских улиц, образуются заторы из столкнувшихся машин. По обочинам дорог бредут цепочки озябших пешеходов, застревая в сугробах — потому что снегопад в краевом центре обычно сопровождается ветром и превращается в метель… После опыта Красноярского края и районов Приморья мне это казалось диким: ну куда же, дорогие мои сограждане, вас несет в такую погоду?!

***

Переехав во Владивосток из таежного поселка в Лазовском районе осенью 1996-го и живя на окраине, в Первомайке, первой зимы я особо и не заметил: на работу и обратно ходил обычно пешком — всего-то 5 остановок транспорта, после многокилометровых переходов по дорогам в таежных краях, где вся надежда на редкие попутки, выглядели баловством. Но уже следующей зимой, работая в центре, а живя на Борисенко, попал в буран да еще и с ребенком, дочке было 4 годика, когда нас застала в центре метель. И путь от площади до трамвайного парка стал испытанием даже не из-за расстояния, а из-за холодного и сырого ветра, несущего в лицо снег: везешь ребенка на плечах — ей в личико метет, ручки-ножки мерзнут, приходилось время от времени пускать ее пройти полста метров пешком, чтобы разогнать кровь, проверить, не обморозила ли щечки на ветру?

А транспорт на дороге стоял. Стояли автомобили, стояли редкие в ту пору коммерческие автобусы, стояли трамваи, зажатые со всех сторон машинами. У пассажиров внутри было теплее, да дополнительно грела надежда, что вот-вот пробка рассосется и они поедут — но пробка не сдвигалась, а мы шли и шли, мне так даже жарко было…

История, подобная этой, что случилась со мной зимой с 1997 на 1998 год, повторилась и годом позже: как всегда внезапный, снег упал на Владивосток ночью, и утром город встал в глухие пробки. Нас на работу в дни выпуска еженедельника «МК во Владивостоке», с утра пораньше собирал по домам лихой водитель Саша на редакционном джипе «Ниссан-Террано», но в центр, к редакции, мы едва смогли пробиться, объезжая по каким-то закоулкам основные магистральные улицы. И на Уткинскую мы приехали через сопку Орлиное гнездо, поднявшись на нее со стороны фуникулера, а спустившись по улице Прапорщика Комарова, на которой тогда еще не было высотных новостроев. Спустились чудом, благодаря надежности машины и мастерству водителя, потому, что это была не езда, а слалом или, скорее, бобслей.

***

Вспомнилось все это на фоне снегопада в прошлую пятницу. При котором город встал, как обычно, в мертвых заторах транспорта, а пешеходы двинулись по обочинам. Причем, в пробки попали даже врио губернатора края Андрей Тарасенко с министром Михаилом Абызовым, что вообще уже ни в какие ворота — с их точки зрения. Но ничего, я думаю — они еще привыкнут.

Привыкать придется просто потому, что город Владивосток — автомобильная столица. В далеком 1997 году в краевом центре числилось по учету ГАИ почти 300 тысяч автомашин. Триста тысяч — прописью. Чуть меньше, чем по машине на каждых двоих жителей, коих во Владивостоке насчитывалось тогда 620 тысяч. А сейчас, двадцать лет спустя, машин в городе нашенском числится почти в полтора раза больше, более 400 тысяч штук. И пусть на ходу реально не все из них, в среднем по данным ГАИ «живы» лишь 4 из 5 числящихся — но и этого количества достаточно, чтобы при сколько-нибудь масштабном сбое сковать пробками движение по всему городу.

За истекшие два десятилетия были построены развязки на площади Баляева, на проспекте Красного Знамени — перекрестке с ул. Гоголя и Некрасовской, существенно расширен Некрасовский путепровод, введены дороги по ул. Вилкова (где в 1997 была грунтовка малоезженая), по ул. Жертв Революции — Вс. Сибирцева (т.н. «Проспект Красоты»), по ул. Шефнера, расширены улицы Новоивановская и Луговая, Жигура, проспект 100 лет Владивостоку, Океанский, Народный и Партизанский проспекты. Наконец, построен мост через Золотой рог, объездная дорога с Седанки до Патрокла и на остров Русский… Да уже столько всего построено для автомобилей и их владельцев, а счастья все нет?! Как же так?

Накануне информагентство Примамедиа сделало качественный обзор мощных снегопадов за 17 лет с начала века, приводивших к подобным транспортным коллапсам. Упомянули не все случаи такого рода, а только самые-самые, но и этого обзора по годам достаточно, для ясной картины: снега может быть больше или меньше, он может выпасть раньше или позже, температура может быть разной и держаться снег может дольше или растаять — в городе все равно практически неизбежен транспортный коллапс! Зато после первого снегопада жизнь в краевом центре, включая движение транспорта, личного, делового и общественного, довольно быстро входит в нормальный ритм. До следующего мощного снегопада… или до первого снега следующего сезона.

***

Ища ответы на извечные вопросы «кто виноват?» и «что делать?», первыми всплывают версии о том, что виноваты, безусловно, городские власти. Которые а) не работают и б) всё разворовали — дорожную технику, реагенты, соль, песок и даже лопаты дворников. А делать, соответственно, ничего и не надо, кроме как эти власти выгонять с лопатами в сугробы, после чего ставить к стенке.

Версии хорошие, если бы не одно каверзное «но»: я застал во Владивостоке четверых мэров, Виктора Черепкова, Юрия Копылова, Владимира Николаева и Игоря Пушкарева. И коллапс первого снегопада повторялся при каждом их них, и не по одному разу! То есть, при каждом мэре, пытавшемся что-то как-то делать для улучшения движения в городе — а делали это все без исключения градоначальники! — при первом снегопаде сезона город вставал в глухих пробках. Так в личностях ли градоначальников дело? Или все же в чем-то другом? Ну не идиоты же управляют Владивостоком, чтобы из года в год упорно на одни и те же грабли наступать? За столько лет могли бы, наверное, составить алгоритмы действий городских служб, отработать их действия до автоматической четкости, чтобы в снегопады транспорт в городе не скользил, не застревал, не останавливался? Что мешает?

Мне вот кажется, что мешает лихость и «крутизна» водителей. И на это указывает весь мой опыт, включая жизнь в таежных районах приморской глубинки. Там со стихией шутить не привыкли. Без острой необходимости там никто не поедет в дальний путь на неподготовленной машине в преддверии непогоды, а если стихия вдруг застанет в пути — постараются переждать по возможности. Потому что там надеяться не на кого: возмущения по поводу бездействия властей никого еще не спасли на заметенных перевалах посреди тайги, и люди привыкли полагаться на себя и отвечать за себя. Сами.

В городе, как и подобает центру цивилизации, картина иная: здесь царит потребительское настроение жителей, избирателей и налогоплательщиков. Мол, мы платим налоги, будьте добры создать нам условия. И такой подход, в принципе, оправдан: власти многое должны делать в рамках должностных обязанностей, а не в виде одолжения или заслуг. Но уповать только на власти, когда речь заходит о стихии, о риске — по меньшей мере наивно. Что и подтверждает практика: всегда ПОСЛЕ коллапса первого снегопада горожане начинают вести себя иначе, более осторожно и предусмотрительно. Водители тщательнее готовят автомобили, транспортные фирмы жестче контролируют выходящие на линию автобусы, ГИБДД проверяет и ограничивает движение большегрузов, дорожные службы аврально устраняют последствия, управляющие компании чистят и посыпают тротуары и проезды во дворах, заготавливают песок на спусках-подъемах, пешеходы продумывают маршруты и время передвижения. Но это всегда — ПОСЛЕ. Почему же не ДО ТОГО?

***

На самом деле причинно-следственные цепочки просты. Если снегоуборочная техника не вышла на узловые точки городских дорог тютелька в тютельку перед снегом — жди беды. В плотный транспортный поток эта техника уже не вклинится, а если вклинится — лишь дополнительные сложности создаст и затруднит всем движение. Усугубят эту ситуацию с очисткой улиц машины, сплошными цепочками припаркованные вдоль обочин. Среди них с трудом будут протискиваться грузовики, спешащие либо с грузом вон из города, либо же наоборот, под погрузку. А если и автобусы вышли на маршруты неподготовленными к снегу на дороге и продолжают «вперегонки» ездить к остановкам — то создадут в разы больше аварийных ситуаций и ДТП.

Те же, кто попал в эти ДТП, остановившись ждать аварийных комиссаров и ГИБДД, окончательно запрут движение: за ними встанут все — грузовики, автобусы, легковушки, дорожная техника, аварийные комиссары, спецтехника МВД, МЧС и скорой помощи.

Наступает тот самый коллапс, перед которым год от года оказываются бессильны городские власти. И будут бессильными — пока мы остаемся безответственными в ожидании созданных нам комфортных условий.

Виктор БУЛАВИНЦЕВ

Присоединяйтесь к нашей группе в WhatsApp

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up