Виталий Веркеенко: Мне придется пройти этот путь

Июнь 5, 2018    3

Мы встретились с Виталием Веркеенко в пятницу вечером в его кабинете в Сером доме. Сказать, что он был уставший – не сказать ничего. Но все же мы проговорили более часа. Глава города откровенно делился своими выводами и планами, показывал расчеты, терпеливо разъяснял сложные вопросы. Чтобы донести все это до читателей-горожан.

Главное, что стало понятно «между строк» про этого человека: ему очень важно, чтобы люди, для которых он старается, ему верили и понимали его. Верили в его искренние намерения и понимали, что он делает все возможное в существующих рамках.  Именно вера людей дает ему вдохновение бороться за город, за интересы его жителей, находясь внутри системы, которая, как мы все понимаем, мягко говоря, не очень приспособлена для этого.

Он открыт, искренен и потому становится уязвим. Он может противостоять саботажу, подставам, жуликам, но не может наплевать на негативные отзывы тех, для кого старается, на непонимание, на несправедливые обвинения в тех же соцсетях. Кстати, о соцсетях.

Мне важно остаться самим собой

– Виталий Васильевич, такая ваша открытость в соцсетях чем обернулась для вас на новой должности – плюсами или минусами? Не обидно видеть нападки, критику, недобрые комментарии? Или, может быть, вы узнаете из соцсетей какую-то важную для работы информацию?

– Никакой специальной политики открытости нет, просто я не перестал пользоваться Фэйсбуком, став главой Владивостока. Правда, времени на это уже совсем не остается – ни что-то размещать, ни, тем более, отвечать на вопросы или вступать в дискуссии. Еще есть страничка в Инстаграме, но там и вовсе крайне редко уже бываю. Я не считаю, что должен поменяться, заняв этот пост. Если я ездил на мотоцикле, почему я должен это прекратить, если я был в Фэйсбуке, почему я должен почистить свой аккаунт и больше там не присутствовать? Важно оставаться самими собой, это помогает и в новой работе.

Конечно, мои помощники мониторят соцсети, и мы, по возможности, сразу реагируем на какие-то тревожные сигналы. А на все вопросы стараемся ответить в официальных аккаунтах администрации Владивостока, это сегодня важно.

На что уходит время

– На что уходит сейчас большая часть вашего времени?

– Сейчас очень много времени уходит на работу с документами, протокольные встречи, прием граждан, присутствие на торжественных мероприятиях. Ведь все хотят познакомиться лично – ветераны, прокурор, почетные граждане, и отказать им в этом, не проявить уважения подчас невозможно. Важно наладить конструктивный диалог. Так же и с мероприятиями: где можно, я, конечно, прошу поприсутствовать заместителей, но и нередко надо уважить и быть лично. Количество совещаний ограничиваю, важнее реальные дела.

На что уходит бюджет

– На одной из первых встреч с журналистами вы рассказывали, что в первую очередь разбираетесь с городским бюджетом, что в итоге стало понятно про него, какие определены приоритетные механизмы экономии и пополнения городской казны?

– Да, с бюджетом разобрался. За первый квартал, кстати, мы уже сэкономили 300 миллионов рублей. Как уже говорил, я сам перед собой поставил задачу – удвоить бюджет Владивостока за 3 года. При чем, не за счет увеличения поборов, а за счет, в частности, перераспределения, в том числе, собираемых налогов. Сейчас система распределения бюджета такова: с 2012 года Владивосток собирает ежегодно около 35 миллиардов рублей налогов, из них в городской казне остается всего 6 миллиардов, остальное идет в край и в федеральный бюджет. В 2017 году собрали значительно больше – 55 миллиардов, но из них городу достались все те же 6 миллиардов, что и каждый год. Получается, что нет мотивации стараться и собирать больше, все равно городу больше не достанется. При этом налоги, собранные Владивостоком, составляют 55% бюджета Приморского края.

– Можно ли с этим что-то сделать, как-то изменить ситуацию?

– Ведем переговоры с главой региона, чтобы структуру отчислений сделать более справедливой в отношении к краевому центру. И надо отметить, что понимание в этом вопросе у врио губернатора находим. Владивосток имеет огромный потенциал, и надо дать городу возможность развиваться, я очень надеюсь, что мы с губернатором найдем здесь компромисс.

Сейчас мы пытаемся изменить ситуацию по каждому виду поступлений в бюджет. Первое – это земельный налог, аренда за участки. Эти договора заключает край, он же и ведет сбор этих средств. Однако насобирали так, что на сегодня Владивостоку задолжали по этой статье 7 миллиардов рублей. Поэтому, мы вышли на край с предложением: или собирайте должным образом, или отдайте эти полномочия нам, будем собирать сами. И губернатором уже принято такое решение – вернуть нам эти полномочия. Такое решение позволит городу развиваться более эффективно и гармонично.

Второе – НДФЛ. Со всей суммы этих сборов Владивостоку остается всего 15%. Третье – сборы от тех, кто на патенте и вмененном налоге. Вот мы холим и лелеем предприятия, они развиваются, растут, переходят на другие системы налогообложения и – прекращают нам платить. Да и от того, что собираем, нам остается всего 12,1 процента. Поэтому с губернатором мы также проговорили необходимость перераспределения отчислений.

Что касается экономии, то работаем над каждой сметой. Вот, к примеру, снес автомобиль Субару виадук на Некрасовской, так первоначальную смету на ремонт виадука удалось уменьшить почти в два раза, без ущерба качеству, разумеется.

– Как же строить планы с таким распределением бюджета?

– Планы есть, и над стратегией развития работаем. Бюджет я намерен сделать предельно прозрачным. Но в текущем году что-то масштабное сделать не получится, ведь городской бюджет принят до моего назначения главой на три года вперед. На этот год он строго распределен по статьям: сколько на ремонт детского сада, сколько на развитие спорта, сколько на зарплаты учителям, никуда ничего не перераспределишь. Текущие возникающие потребности  закрывать практически не из чего. Например, образовалась яма, ее надо срочно заделать, а деньги где на это брать? Но в дальнейшем, с будущего года, появится возможность создавать новые программы и корректировать существующие.

То, что мы сейчас можем сделать – это выручить средства за счет максимальной публичности аукционов. Задача – привлечь как можно больше игроков к нашим торгам, ведь чем больше участников, тем больше бюджет экономит средств, а сэкономленные деньги уже можно пустить на разные возникающие срочные нужды. Поэтому на сайте администрации мы вынесли информацию о закупках с третьего уровня на первый.

Кадровая политика

– Виталий Васильевич, видно, что вам многие проблемы приходится решать в ручном режиме – то самому мчаться разруливать пробку, то лично разбираться с перевозчиками. А что у вас с кадрами, расскажите про свою кадровую политику? Если честно, то многие подозревают, что у вас связаны руки какими-то обязательствами в этом вопросе. У вас есть возможность менять команду, расставаться с теми, кто не может, не хочет или просто саботирует ваши стремления и поручения?

– Я часто говорю аллегориями, отвечу так и на этот вопрос. Вот я капитан корабля и у меня должна быть команда профессионалов, каждый из которых  знает свое дело и на своем месте. Но даже профессионалы могут заблуждаться и грести не туда. Я не считаю, что простой заменой одних на других можно добиться эффективности. На первом этапе я собираю команду и объясняю им, куда мы плывем, и с какой целью. То есть даю идеологию, какие-то фундаментальные вещи, стараюсь мотивировать. Второй этап – если кто-то что-то делает не так, я готов помочь, перераспределить силы, подсказать, оказать  методическую помощь. Но вот если люди уже поняли, куда мы плывем, и, несмотря на помощь, все равно не справляются, вот тогда уже приходится расставаться, искать замену.

– На каком из этих этапов вы сейчас находитесь?

– На третьем, как могли заметить, идет усиление команды и некоторая смена людей. Что касается каких-то ограничений и обязательств перед кем-то, то их нет. И с врио губернатора Андреем Тарасенко, и с Юрием Петровичем Трутневым мы договорились, что право решать кадровые вопросы полностью остается за мной. Конечно, эти решения должны быть рациональными, прежде всего надо добиваться успешных результатов, а не красивых революций.

Все могут короли, но не все могут мэры

– Понятно, что больше всего горожан волнуют самые обычные проблемы – плохие дороги, пробки, отсутствие ремонта домов, дворов, грязь на улицах и так далее. У главы города достаточно рычагов, чтобы решить все эти проблемы благоустройства?

На официальном сайте городской администрации есть исчерпывающий список полномочий главы города. Он состоит всего из 20 пунктов. Все, кто жалуются и возмущаются в мой адрес, могут ознакомиться с этим списком, чтобы стало понятно, что на самом деле может сделать мэрия, а что нет. К сожалению, для решения целого ряда проблем у главы города либо нет полномочий, либо нет бюджета.

Из распространенных претензий – мы не убираем пляжи на Русском. Но на острове только Университетская набережная нам подотчетна, остальные побережья – это земли Минобороны. И мы не имеем отношения ни к арендаторам, ни к веревочникам, и при всем желании, не можем наводить там порядок. Так же и с бухтами Щитовая, Стеклянная, Горностай – все это земли военных. Единственное, что нам остается – это писать письма, и у меня уже скопилась толстенная пачка наших обращений в Минобороны.

Существует и ряд других ограничений наших полномочий. Например, помните, зимой на Крещение не делали прорубь на Спортивной набережной – так это потому, что пришло предписание главы приморского Роспотребнадзора Дмитрия Маслова – категорический запрет на купание ввиду экологической обстановки, серьезно отклоняющейся от нормы. Да и расходы в бюджете на эту полынью заложены не были.

Или вот сегодня утром по дороге на работу я видел на дороге открытый люк. Конечно, так не должно быть. Этот люк – собственность  связистов. И таких по городу много. Но донести до людей, что надо обращаться к сетевикам, которые не следят за своим имуществом, практически невозможно. Со своей стороны мы, конечно, пишем связистам письма, вот это нам никто не запрещает. По пляжам пишем в Минобороны, по люкам – сетевикам, ну а они игнорируют.

К заботе о городе надо подключаться всем его жителям

Мы запускаем новый сайт администрации, который будет работать как портал эффективной коммуникации с жителями города. Одна из сервисных функций позволит решать те проблемы, на устранение которых у администрации или нет полномочий, или нет средств. Но благодаря порталу найдутся люди (и уже находятся), кто сможет взять на себя решение того или иного вопроса.

Портал сможет выполнять организующую функцию, задавать вектор для действий. Мы даем информацию  – вот здесь стена рушится, или вот открытый люк, который муниципалитет не имеет права взять на себя, но найдется предприниматель, который скажет: «да это же возле моего дома или офиса, я сам смогу отремонтировать»,  а мы поможем организационно, произведем приемку работ, поблагодарим. Эта волна уже сейчас началась, например, недавно к нам обратился человек, желающий за свой счет отремонтировать подпорную стену в районе Фарфорового завода, или решение проблемы с озером на Патрокле – яркий пример предпринимательской активности, и я благодарен им за такое участие в жизни города. Есть и другие примеры.

И речь идет не о книге жалоб, люди привыкли жаловаться и ругать власти за то, что где-то что-то опять не отремонтировали, но на что ремонтировать, если собранные налоги так распределяются, что городу остается с этого лишь 12 процентов? Хотелось бы такое отношение трансформировать  в понимание, что город – наш общий дом, что в нем нельзя мусорить, а можно всем вместе о нем заботиться.

– Многие на это возражают – но я же плачу налоги, почему меня просят еще и на субботники ходить, и снег убирать?

– Когда человек так говорит, сразу хочется, чтобы его налоговая проверила – на самом деле достаточно ли он налогов платит? Зачастую проверка показывает, что многие жалобщики вообще не вносят никакого вклада в бюджет города.

Не хочу никого обвинять, хотя кто-то же устраивает все эти помойки в городе, на побережьях.  Это все наши же жители, но какие бы они не были, я должен заботиться обо всех горожанах.

Дураки и дороги

– Люди недовольны, прежде всего, плохими дорогами.

– Дороги ремонтируем, но понятно, что на все проблемные трассы и на все ямы денег не хватит, сколько бы люди не возмущались и не указывали – вот у меня здесь яма, и здесь. Бюджет на ремонт расписан, есть программы и планы.

Что касается перекладывания брусчатки: вот люди не понимают, зачем мы меняем вроде бы нормальную плитку на новую. Но по федеральной программе, по которой нам выделяют деньги на благоустройство дорог, мы должны привести их в нормативное состояние. Не залатать дыры, а именно сделать все строго по нормам: и ливневку, и бордюры, и брусчатку на тротуаре.

Но я лично проконтролировал, чтобы ни один кирпичик никуда не делся. У нас есть школы, детские сады, где эта вынутая плитка нужна на дорожки, туда она и направляется. Только что вот ко мне подходила Наталья Мальцева, согласовал демонтируемую брусчатку отправить 75-й школе, там дорожка пришла в негодность.

Постоянно приходится сталкиваться с неумением подрядчиков работать. Я сам все это вижу: кривые бордюры, проваленные на 20 сантиметров люки – вот как так можно было сделать?

На Спортивной набережной не так давно уложенная брусчатка волнами пошла. Мне говорят: денег не хватило на проект ливневки, а потому сделали просто без нее. И теперь, естественно, плитку подмывает водой и ровно лежать она не будет. Я видел, как в Германии, как Японии бордюры и плиты лежат – ровнехонько.

К счастью, у меня есть немалый предпринимательский опыт, я много строил и понимаю в этом процессе. Важнейший этап, с чего начинается строительство дороги и тротуаров – это проектирование. К большому сожалению, уровень проектных работ у нас очень низкий. В 9 из 10 случаев качество проектной документации просто паршивое.

Второй этап – собственно строительство, и здесь важна, естественно, компетенция строителей, а также качество строительных материалов. Так вот качественных материалов у нас просто нет.

И не менее важен третий этап – качество последующего обслуживания того, что уже построено. Нормальные строительные компании за рубежом 30% сметы только закладывают в строительство, а 70% – в дальнейшее обслуживание.

У нас же происходит так: выделили, условно говоря, 100 рублей, а нужно 120, качество проекта никакое, такое важное звено, как проектирование ливневки, вообще выкинули, выигравшая аукцион строительная организация не имеет опыта в строительных работах никакого, плюс к этому некачественные стройматериалы. Итого: плохой проект, неопытные строители, плохие стройматериалы и отсутствие нормального последующего обслуживания. Ливневка забилась, ее не прочистили – все приходит в упадок.

По программе «Безопасные и качественные дороги» аукцион на 400 с лишним миллионов рублей выиграли опять те же компании, кто плохо строил в прошлом году.

Я их собрал и говорю: «Мужики, в этом году вы сделаете все исключительно хорошо, с уважением к людям, с гарантийными обязательствами, сам лично приеду проверять. И еще проверю, как вы налоги заплатили». А то, взяв по контракту более 250 миллионов рублей, за год в городской бюджет заплатили 77 тысяч рублей…  Вот так и разговариваешь с подрядчиками, как с детьми.

Узкое место: Эгершельд

– Вы взялись за устранение проблемы  тотального дорожного коллапса на Эгершельде – как продвигается решение этой задачи? 

– Удалось сдвинуть ситуацию с мертвой точки и уже многое сделать. Решаем задачу сразу по нескольким направлениям. Для нормального движения нужно не только достаточное количество дорог, но также важны качество дорожного полотна,  дорожной разметки, организации дорожного движения – пешеходные переходы, светофоры, автобусные остановки и так далее. В  первую очередь занялись тем, что можно сделать быстро и эффективно.

Поэтому на Эгершельде мы начали именно с оптимизации: перенесли автобусную остановку от транспортной развилки в более удобное место, чтобы убрать пешеходный трафик, будем строить виадуки, а там, где нельзя – будут светофоры с кнопками по требованию или светофоры со смарт-системой, если она себя оправдает.

Кстати, мне удалось убедить японцев подарить нам пилотный проект смарт-светофоров. В первую очередь оборудуем их на самом сложном перекрестке города Русская – проспект 100-летия. При этом Москве и Воронежу такой пилотный проект обошелся в сотни миллионов рублей. Но я сказал японцам: мужики, денег нет, да и как я буду в глаза жителям смотреть, если потрачу на смарт-систему средства, запланированные на ремонт детского садика, а она себя вдруг не оправдает? Вобщем, они меня услышали и пошли навстречу. Хорошо, говорят, для вас сделаем за свой счет. Хотя это вне рамок международных договоренностей. И вот уже к сентябрю у нас заработают первые умные смарт-светофоры. Если они оправдают себя, то распространим их на весь город, надеюсь, они помогут снять вопрос с дорожными заторами.

Проблему Эгершельда и возможности ее решения я изучил досконально, в том числе обошел там все пешком. Полуостров маленький и узкий, потенциально там три дороги – через порт, вдоль моря  и основная. Много общались с руководством Владивостокского торгового порта. Запустить движение через порт можно, но сложно, с учетом растущего грузопотока. У них там и так пробки из погрузчиков и грузовиков огромные, добавить туда еще трафика просто не рационально.

При этом на самом деле у нас есть правовые механизмы, но все же они крупные налогоплательщики, и так нельзя, конечно, относиться к тем, кто наполняет бюджет города.

Хотя про социальную ответственность бизнеса я им напомнил, и они все поняли. Поэтому мы пришли к компромиссу, что они финансово помогут нам установить новые светофоры и виадуки. Мне нравится, как порт оперативно работает, сказали – сделали, кнопочные светофоры уже работают. С надземными переходами сложнее, там нужна проектная документация и аукцион.

С Морским университетом тоже договорились искать оптимальный вариант, где по их территории может пройти дорога. Это бы существенно разгрузило трафик. Мои советники предлагают запустить ее через арку жилого дома, «узкое» место, поручил параллельно искать альтернативные варианты. Но я хочу добиться понимания от жителей, чтобы они подошли к вопросу без эгоизма. Мы можем благоустроить там территорию, сделать парковку, тротуар, озеленение – и жителям окрестных домов хорошо, и тем, кто живет дальше на полуострове, и с трудом добирается домой из-за пробок.. Надеюсь, что мы найдем консенсус, и новая дорога поможет значительно разгрузить трафик на Эгершельде.

Нынешние проблемы с пробками были заложены давно, десятилетиями ранее,  это эффект отсроченного времени. Вот говорят, мол, Черепков быстро и эффективно настроил дорожных развязок. Но тогда не было 44 федерального закона о госзакупках, и не нужно было оформлять столько документов, проводить аукционы. Черепков просто поднимал трубку и говорил: вон там постройте мосты, а там пешеходные переходы, у него руки были развязаны и полномочия были совсем иными. А сейчас кандалы на руках, кандалы на ногах, шаг вправо, шаг влево – уголовное дело.

Неуправляемые управляйки

Люди жалуются – у нас плохо обслуживается придомовая территория. А мы даже пальцем не можем погрозить управляющей компании, которая за это отвечает, нет у нас таких полномочий. Контролировать и штрафовать управляйки может только краевая жилинспекция. Но мы все равно  не бездействуем – собираем жителей, объясняем им на пальцах: только вы сами вы можете сменить управляющую компанию или перейти на самоуправление. Мэрия же не может повлиять на ваш выбор. Для просвещения людей в этом вопросе в администрации уже несколько лет работает школа «Управдом».

Битва за скверы

– Виталий Васильевич, мэрию еще нередко обвиняют в том, что выдает разрешения на точечную застройку.

– Мы как раз пересматриваем выданные ранее сомнительные разрешения на строительство. Там, где возможно – отменяем. Как, например, на Ялтинской, где пришлось отозвать разрешение, потому что собирались воткнуть стройку впритык к школьному стадиону и детской площадке. Конечно, для бизнеса это немалый ущерб, ведь люди уже сложили миллионы, а построить не смогут.

Вот почему такие пробки на Эгершельде? Потому что продолжают строить многоэтажные дома и жилые комплексы, совершенно не учитывая, что там всего одна дорога.

Сейчас же есть Генплан, ПЗЗ и ограничение на строительство в историческом центре. Теперь, прежде чем выдать разрешение на строительство, мы требуем проект планировки всей прилегающей территории, это сейчас уже обязательно. Застройщик должен все рассчитать: где пройдет дорога, где будут парковки, где садик и школа, какого объема инженерные сети и так далее. Всего этого раньше не делали – взяли участок, огородили по периметру, построили 20 этажей – и будь что будет.

Так же и со скверами – приходит предприниматель (не буду лишний раз называть эту известную фамилию) и говорит: я эту землю под строительство супермаркета законно купил! И показывает расписки, сколько миллионов долларов он потратил на приобретение участка под нынешним сквером. Он ранее у каких-то прохиндеев скупил за миллионы долларов городские скверы, которые в свое время были выведены из под контроля муниципалитета, и теперь хочет застроить их торговыми центрами. А мы говорим – нельзя, и идем в суды.

Вот здесь и проявляется воля градоначальника. Другой мог бы вполне сказать – раз выкупил, так и строй. Мы же судимся и в большинстве случаев по суду возвращаем землю обратно муниципалитету. И делаем проекты реконструкции, благоустраиваем там парки и скверы, благо сейчас еще действует федеральная программа по благоустройству.

Но, к сожалению, суды не во всех случаях встают на нашу сторону. Например, у нас развернулась борьба за участок земли под сквером на Гоголя (Красного знамени, 59), прошло уже 7 судебных заседаний. И этот предприниматель в итоге выиграл, и суд обязывает меня выдать ему разрешение на строительство на месте сквера. Если я не выполню предписание суда – это превышение полномочий, которое может повлечь за собой уголовное дело. Это тот самый случай, когда все по закону, но не во благо города. Но я могу выдать разрешение, а на следующий день его отменить. И потом опять судиться.

Градостроительство

– Чем можно подбодрить сегодня жителей города?

– Есть, конечно, красивые масштабные проекты, но это очень чувствительные темы. Например, федеральный центр готов нам выделить средства на создание музейного комплекса, но при этом ставит условие – он должен быть в центре города с видом на море, что логично с точки зрения туристической привлекательности. Но стоит заикнуться, что надо бы перенести старый стадион «Динамо» из центра и освободить место под новый объект, который готова профинансировать Москва, как поднимается возмущение.

По Миллионке работаем вместе с Виктором Шалаем, директором музея имени Арсеньева, уже провели масштабную работу по ее инвентаризации.

Но есть хорошие новости: в рамках градостроительного кодекса появилась новая терминология – комплексное и устойчивое развитие территории (КУРТ), по ней многие городские территории можно развивать комплексно. И мы такие территории уже определили. В частности, это Голубиная падь и участок между улицей Комсомольской и проспектом Красного знамени в районе Дальпресса.

Сейчас там остатки частного сектора и территорию застраивают как попало – без каких-либо планов и проектов. Желающих построить там что-то путное было много. Но местные дальновидно  прописали там кучу людей на каждый метр деревянного сарая, соответственно, даже коммерсантам выкупить эти участки и всех расселить было не по карману. А вот концепция КУРТ позволяет привести лицо города  в достойный вид и дает возможность таким вот неустроенным территориям развиваться  на справедливой основе, а не быть механизмом продавить новые квартиры для всех членов семьи и еще дальних родственников. Так что до конца этого года мы разработаем проекты и объявим концессию на застройку этих территорий.

При этом мы никого не выселяем, а предлагаем  – вот проект планировки, вот концепция, и если вы собственник территории, то имеете полное право включиться в проект. Если такого желания нет  – мы выкупаем землю и тогда на условиях концессии в проект заходит кто-то другой.

Мусоросжигательный завод надо закрывать

– Виталий Васильевич, проблема мусоросжигательного завода, на который жалуются жители микрорайона «Снеговая падь», да и других районов, похоже не решается, судя по всему, не работают обещанные меры – все эти новые фильтры, технологии.

– Я считаю, что МУП “Спецзавод №1” надо закрывать, а пока ставить дополнительные фильтры, и тщательно следить за соблюдением технологии сжигания.  Сейчас идет передача комплекса на баланс в край для обеспечения финансирования строительства второй карты полигона и привлечения концессионера для строительства нового мусоросжигательного  завода. Скоро предприятие возглавит  новый руководитель. Такое решение принято нами совместно с краевой администрацией.

Про ВКАД

– Виталий Васильевич, ну и, конечно, людей интересует, как продвигается проект ВКАД, на каком этапе сейчас его реализация.

– Я не хочу давать громких  обещаний, не имея конкретных договоренностей и реальных рычагов. Я уверен, что Владивостокская кольцевая дорога  очень нужна городу и должна быть реализована. Для себя поставил такую задачу: в рамках пяти лет построить первый этап ВКАДа, который включит в себя проектирование, строительные работы и запуск в эксплуатацию.

Сейчас  два процесса идут параллельно: первое – это углубление переговоров с заинтересантами – российскими и зарубежными компаниями. Так как проект сложноокупаемый, то требуется федеральное софинансирование. Поэтому переговоры с инвесторами завязаны на переговоры с государственными структурами и администрацией края. Губернатор нам в этом вопросе активно помогает, потому как без федеральной поддержки воплотить этот проект будет сложно.

Самого проекта еще нет, есть уточненная трассировка, концепция и финансовая модель. Стоимость проектирования для городского бюджета колоссальная и нереальная – около миллиарда рублей. Естественно, у нас таких денег нет, поэтому ведем переговоры,  чтобы передать разработку проекта на уровень края, сейчас они ищут резервы, ведь эта дорога не муниципального значения, а краевого и даже федерального.

Но перед этапом проектирования необходимо сделать еще один документ – «Проект планировки территории», и мы над ним активно работаем. Нужно понять, что находится в коридоре прохождения трассы: чьи земельные участки, что за сети, то есть сделать полную инвентаризацию.  До конца года должны окончательно определиться и инвесторами, и с механизмами федеральной поддержки, а работа по созданию планировки уже ведется.

Про семью

– Также читателям интересно, как у вас поменялась семейная жизнь после того, как вы стали главой города. Какие минусы и какие плюсы есть у того обстоятельства, что папа теперь работает мэром?

– Да какие плюсы? Для семьи, конечно, одни жирные минусы. Вот на майские праздники все отдыхали, а у нас выходных вовсе не было, семья меня не видит. Пока не получается ни с семьей время провести, ни просто выспаться. К сожалению, пока приходится добиваться исполнения многих поручений в ручном режиме, и на это уходит много времени.

Я даже приноровился делать в экспресс-режиме то, что раньше смаковал с удовольствием. Например, раньше на рыбалку уходил целый день, я любил утром встать и не спеша все подготовить, почистить крючки, проверить катушечку, натянуть лесочку, а вечером вернуться и баньку принять. Теперь же, когда поехал лично проверить информацию про разлив нефтепродуктов на побережье, взял с собой двоих детей, жену и рыбные снасти. Приехал, оценил масштаб бедствия, по телефону связался со всеми соответствующими людьми и структурами, а заодно и порыбачил. В итоге за два часа успел решить производственные вопросы, пообщался с семьей, и наловил полведра рыбы. Совсем другая плотность времени.

– Наверное, вы не ожидали столкнуться с такими препонами, с тем, что у главы города настолько связаны руки, так мало полномочий и рычагов, нет ли ощущения разочарования?  

– Разочарования пока не наступило и, надеюсь, не наступит. Я понимаю, что завоевать доверие людей непросто и на это нужно время. Но мне придется пройти этот путь. Трудно, конечно, но я не сверну с пути, все равно сделаю для города то, что запланировал. Мы обязательно справимся.

 

Присоединяйтесь к нашей группе в WhatsApp

3 комментария на «“Виталий Веркеенко: Мне придется пройти этот путь”»

  1. Иван:

    а путин зачем висит на стене?

  2. ИВАН:

    Уважаемый мэр когда вы поменяете зама ЛИТВИНОВА??????????????????Ему как человеку творческому надо работать не в мэрии а в РЭЙДЕРАХ

  3. Константин:

    В описании проблемы эгершельда прозвучали такие слова как установка виадука… не хочется даже вдаваться в подробности где именно его хотят установить, это просто плохо, ни в коем случае не надо нигде на эгершельде устанавливать виадук, город для людей а не для машин, виадуками вы мешаете людям передвигаться, транспортная проблема установкой виадука не решится. Проблема эгершельда это то что дорога идет через центр города где всегда заторы. Пешеходы если и притормаживают движение то совсем немного. Люди машинам не помеха, машинам помеха лишь другая машина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Смотрите также:

Загрузка...
Scroll Up